О том, что не имеет цены или вселенные сердец...

О том, что не имеет цены или вселенные сердец...

... Нет, это еще не декорации - реквизит. Во внешнем минимализме сценического пространства, выстроенного четко по геометрии линий, мало что отвлекает от героев. В декорациях из стен и условных квадратов актеры кажутся просто "гулливерами", важными и значительными; а их герои нацеленными "внутрь" себя, в тоже время способными понять других.

Это необходимо, ведь в спектакле "Отель двух миров" персонажи в коме. Их последний шанс выжить - услышать себя и окружающих. Здесь они выстраивают отношения, непринужденно общаясь. Вернется ли герой к жизни или умрет зависит от переосмысления поступков, от его способности совершать добрые дела и любить. Исчезнуть из этого нереального мира каждый может в любой момент. Соединяет бытие-небытие лифт, перевозящий героев в иные состояния. Границы миров в сценографии обозначены светом, как переходы из одной реальности в другую.

В оформление сцены акцент сделан именно на свет. Софиты выставлены так, что герои оставляют несколько теней. Это линия возможностей не в одном продолжении их судеб. Самую короткую, но самую яркую жизнь на сцене прожила уборщица Мари (Александра Костина). Её монолог трогательный и искренний. Чудесное в постановке начинается именно с нее. Как фокусница достает она детские вещи свои дочек из плаща Жюльена.

Жюльен (Александр Ишутин) - смелый и азартный. Одновременно он, холодный и циничный, по-мальчишески непосредственен в диалоге с Мари. Он же - стеснительно прячет свою любовь, закрывая лицо в плащ в сцене признания. Лора (Анастасия Краснощекова) принимает его чувства, включается в игру, тоже завернувшись в плащ. Девушка, смелая и напористая, это вполне естественно, ведь только в отеле она выходит из неподвижного состояния, а в ее душе столько движения. В средствах воплощения образов этой постановки актерский дуэт раскрылся по-особенному.

Ценна в этом спектакле внутренняя открытость каждого из актеров. В противовес тому, что персонажи часто утрируют свою значимость и чувства. Президент (Дмитрий Карыгин) единственный, кто вступает в борьбу за возвращение в жизнь, но он же покорно принимает неизбежность. Смириться с ней, как и "посмотреть сверху" - важные смыслы спектакля.

Самый мудрый постоялец отеля Маг (Александр Ганнусенко), потерянный и обреченный, он согласен с естественным ходом событий. При жизни у него тяжело болела дочь, что не мешало ему продолжать заниматься карьерой. Здесь он меняется: отдает Лоре свое сердце, и умирает. В легкости принятия им решения столько драматизма и любви, что слезы невольно катятся сами.

Сводят и разводят людей в вертикалях и в горизонталях параллельные линии света. Иногда освещение превращает сцену в фантастичный мир. Прожекторы, словно большие глаза инопланетного существа, а может быть... Бога, определенно наблюдающего за нами со стороны.

Иной, чьей-то посланницей, кажется и Доктор (Екатерина Спирина) с отстраненностью в эмоциях, со скупостью в жестах, почти с отсутствием тактильных контактов с другими актерами. Она и говорит металлическим голосом. Это единственный персонаж работающий с микрофоном, реверсирующим звучание и значение слов до технических смыслов.

Виктория Короткова приглашает зрителей режиссировать мир спектакля, взглянуть на ее героев с разных сторон, с нескольких точек. Вслед за автором - сверху. За художником постановки Натали Пангилинан из параллелей стен, как основной траектории передвижений актеров в мизансценах. Она предлагает отнестись несерьезно, где-то даже с юмором к страшным вещам: смерти и болезни. Итак, моделируем ситуации в игру, снижаем глобальность проблемы до игрушечных размеров...

"Жизнь кажется нам прекрасной, потому что она нам не по средствам", - утверждает автор. "Жизнь - это борьба с собственной жалостью, - говорит нам режиссер спектакля". Между жизнью и смертью, между внутренним выбором "да" или "нет", всегда найдется еще одна версия - ваша... Это то, что не купить за деньги, что бесценно.